Пятница, 23.06.2017, 09:45
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Статьи о тренажерах [80]
Все виды тренажеров, советы по выбору и наилучшему использованию
Что дает покупка тренажера [15]
Преимущества, которые вы приобретает вместе с тренажером
Купить тренажер и... [20]
Правила и полезные советы для занятий на тренажере
Занятия на кардиотренажерах [21]
В разделе детальнейшим образом рассматриваются занятия на кардиотренажерах во всех аспектах.
Контроль интенсивности занятий на тренажерах [8]
Несколько методов
Статьи о фитнесе и здоровом образе жизни [74]
В материалах этого раздела освещается самый широкий спектр вопросов - от правильного питания до эффективных упражнений на пресс.
Статьи о велосипедах [61]
В данном разделе представлены материалы, посвященные устройству велосипеда, правильному выбору модели при покупке, описанию моделей велосипедов и их различий.
Статьи о лодках, каяках и байдарках [21]
Все, что касается водно-моторного спорта.
Все о туризме [48]
В разделе можно найти статьи, посвященные самым различным туристическим темам - от выбора рюкзака до способа выживания в лесу.
Статьи о магазине [6]
Все о том, как купить тренажер и о нашем магазине
Корзина
Ваша корзина пуста
Поиск
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 2
Пользователей: 2
тренажер, тренажер2
.
Главная » Статьи » Статьи о велосипедах

Глеб Травин и путешествие вдоль границ СССР на велосипеде

В октябре исполнится 83 года со дня, когда в путешествие на велосипеде вдоль границ СССР отправился пскович Глеб Травин.

Сегодня о легендарном путешественнике-земляке помнят в основном люди старшего поколения. Оно и понятно. Другие времена и другие подвиги.

Однако до сих пор не нашлось ни одного человека, который бы отважился повторить подобное путешествие – за три года преодолеть на велосипеде 85 тысяч километров!

Известно, что Глеб Леонтьевич Травин родился 28 апреля 1902 года в селе Касьево Псковского уезда. Отец его был лесником. В Псков семья переехала в 1913 году.

Отец научил Глеба главному, а именно науке выживания: находить еду и ночлег в лесу и в поле, питаться, по необходимости, сырым мясом.

В 1923 году в Псков прибыл голландский велосипедист, объехавший всю Европу. Под впечатлением знакомства с ним Травин задумал совершить более длительное и тяжелое путешествие.

На подготовку ушло пять лет, во время которых Травин проехал тысячи километров по псковской земле. Изучал географию, геодезию, зоологию, ботанику, фотодело и слесарное дело. После службы в армии уехал на Камчатку, где продолжил тренировки.

В велопутешествие Глеб отправился 10 октября 1928 года. До Владивостока доплыл пароходом, затем по суше на велосипеде через Дальний Восток, Сибирь, Среднюю Азию, Закавказье, Украину, Центральную и Северо-Западную часть России – 45 тысяч километров вдоль сухопутных границ.

Всю арктическую часть границы вдоль Северного Ледовитого океана от Кольского полуострова до мыса Дежнева на Чукотке Травин преодолел на велосипеде, охотничьих лыжах, собачьей упряжке – 40 тысяч километров.

После возвращения Травин тренировал велосипедистов, мотоциклистов и автомобилистов, продолжал заниматься спортом сам и вовлекал в спорт молодежь. В годы Великой Отечественной войны работал преподавателем военного дела на Камчатке. В 1962 году вернулся в Псков. Глеб Травин умер в октябре 1979 года.

"Вокруг света", N 19, 1930 год

Таковы сухие строки биографии знаменитого путешественника, почерпнутые из Интернета. Но за ними не виден живой человек, именно поэтому «Псковская правда – Вече» решила разыскать людей, которые жили рядом, общались с Травиным.

"Псковский набат", 13 октября 1929 г.

Свои поиски мы начали с Псковского музея-заповедника. Как выяснилось, в конце 70-х годов там была открыта целая экспозиция, посвященная Глебу Травину. На ней были представлены велосипед, паспорт-регистратор, нож, винчестер, таблички (есть вышитая бисером – подарок во время путешествия по югу страны) и нашивки, которые использовал Глеб Леонтьевич во время путешествия. Пскову несказанно повезло. Все они попали в наш город из Ленинграда, где находились в фондах музея Арктики и Антарктики.

Вайгач
"Правда Севера" (Архангельск), 8 апреля 1930 г.

Вслед за открытием экспозиции, посвященной Глебу Травину, в Псков зачастили гости. Так, ходоков из Харькова интересовала марка велосипеда, на котором Глеб Леонтьевич совершил свое путешествие. Можно предположить, что приобщиться к славе путешественника захотел харьковский завод, выпускавший спортивные велосипеды. Однако их ждало разочарование.

Травин отправился в путь на велосипеде фирмы «Принцетон», специально заказанном через акционерное общество в США. Впрочем, был у гостей и вполне конкретный интерес. Парни намеревались проехать по югу часть травинского пути. Их письма очень ждали в Пскове, но не дождались. Возможно, поездка не состоялась.

Петропавловск-Камчатский
"Камчатская Правда", 3 ноября 1931 г.

А года три назад в музей приезжал гость из Швейцарии. Молодой мужчина занимается велоспортом, много путешествует. Он узнал о Травине и специально приехал посмотреть на велосипед легендарного путешественника.

К тому времени отдельной экспозиции в музее уже не было, но главный хранитель позволила на время забрать велосипед из фондов. Во дворе музея парень сделал несколько снимков с велосипедом и – счастливый – уехал домой. С велосипедом Травина также фотографировался Павел, брат Фёдора Конюхова.

Богатый «лесник»

В Псковском музее-заповеднике поведали о событиях многолетней давности, но ничего не могли сказать о дне сегодняшнем, в частности, о детях Глеба Травина. Кем стали? Где живут?

Попытки разыскать родственников путешественника по номерам телефонов, когда-то записанным сотрудниками музея, не увенчались успехом. Последний шанс – несколько старых адресов. Первый – хрущевка на улице Лепешинского.

Без особой надежды набираем номер квартиры по домофону. И вот распахнутая дверь – навстречу спешит Валентин Травин. Мужчина не скрывает своего удивления. Его давно не расспрашивали об отце.

Эти снимки сделаны во время путешествия Глеба Травина в 1931 году в поселке Уэлен. (Публикуется впервые).

– Отец был неразговорчивым, и когда я, будучи ребенком, спросил о деде, то он надолго замолчал, потом ответил, что тот был лесником, – вспоминает Валентин Глебович. – Уже позже во время прогулки по Пскову он показал несколько домов и обронил, что когда-то они принадлежали деду. Я думаю, что предки наши были дворянских кровей. Опасаясь репрессий, отец, по-видимому, в 30-х годах и поспешил уехать на Камчатку. А вот другим нашим родственникам повезло гораздо меньше. Некоторых выслали в Сибирь…

Их могло быть трое

В путешествие вдоль границ СССР первоначально собирались отправиться трое демобилизованных друзей – командиров Красной Армии. Они вместе заказали три совершенно одинаковых американских велосипеда, три паспорта-регистратора для отметок в пути. Но в дорогу отправился только Травин.

Крепкий, здоровый, коренастый Глеб за три года не раз был на грани гибели. Он тонул с велосипедом, примерзал ко льду, дрейфовал на льдине, голодал, сильно обморозился и был вынужден ампутировать себе несколько пальцев на ногах, сражался с белым медведем. Обо всех перипетиях своего пути он рассказал позднее журналисту ТАСС Александру Харитоновскому (см. его книгу «Человек с железным оленем»).

– На Камчатке журналист каждый день приходил к нам, и я, десятилетний ребенок, затаив дыхание, ловил каждое слово, – вспоминает наш собеседник. – Так узнал о том, что во время путешествия по Средней Азии отца взяли в плен басмачи. Своим освобождением он был обязан белогвардейскому офицеру. Понятно, что в книгу этот эпизод не вошел, ведь она вся была написана в духе коммунистических идей.

Я буду долго гнать велосипед

Велосипед, на котором Глеб Леонтьевич проехал 85 тысяч километров, еще долго служил сыну.

– Сначала велосипед валялся на чердаке дома, но примерно в 50-х годах отец восстановил его, – уточняет Валентин Глебович. – Цепь на нем была особенная, очень прочная. И хорошо запомнил фары. Они были керосиновыми. Керосин зальешь, и фары светятся: справа – красный глазок, слева – зеленый, как на пароходе. Рама была усиленная двухтрубчатая. А руль отец где-то на севере сломал, и местные жители помогли заменить его на самодельный, который изготовили из ствола винтовки. Нагруженный для путешествия велосипед весил примерно 80 килограммов. К слову, на нем до сих пор можно ездить.

Из Америки по спецзаказу он получил ярко-красный велосипед с белыми эмалевыми стрелами, оборудовал его двумя герметически закрывающимися сумками, которые могли служить пантонами. К багажнику крепилась сумка с пайком "НЗ" - 7 фунтов прессованных галет и килограмм шоколада, там же фотоаппарат и зимняя одежда.
Сейчас он хранится в  Псковском музее-заповеднике.

Тут он уже перекрашен:

В 2002 году в музее была выставка, посвященная столетию со дня рождения Глеба Травина. На ней выставляли этот велосипед и другие вещи.

Дважды в одну реку

А вот дневникам Глеба Травина не повезло. Несколько путевых дневников он оставил сестрам, которых навестил в городе Дзержинске под Нижним Новгородом. К тому времени Глеб проделал уже больше половины пути, и дневники стали серьезной обузой.

1930 г.

Сестры пообещали сохранить уникальные записи, но в 1936-37 годах сожгли их, опасаясь репрессий. Поэтому паспорт-регистратор с отметками о посещении тех или иных населенных пунктов, хранящийся сегодня в Псковском музее-заповеднике, едва ли не единственное письменное доказательство проделанного Травиным пути.

"Сразу после завершения своего маршрута Глеб Леонтьевич охотно давал интервью, а в дружеской компании недоуменно рассказывал истории, которые шепотом передавались по тундре. О баржах с ссыльнопоселенцами ( термин "враги народа" появится позже), затопленными в открытом море, о бесчисленных лагерях в восточно-сибирской тайге... Однажды он сам вышел к таком у лагерю и за ним несколько дней гналась охрана. Травина спасло то, что по льду он ушел в глубь океана и солдаты опасались следовать за ним в чащу торосов...

...Компромат сжигала сама Александра Леонтьевна. Тысячи страниц дневников, сотни фотоснимков, какие-то сувениры из моржового клыка, тисненой кожи - все исчезло в пламени печи. Глеб Леонтьевич решился оставить только журнал регистраций да пару фотографий, которые впоследствии покажет Харитановскому. Семья Травиных на долгие десятилетия легла на дно."

Сегодня мало кто знает и о том, что Глеб Травин дважды совершил свое путешествие. Первый раз – в 1928-1931 годах на велосипеде, а второй – спустя 40 лет – на самолете. Вместе с корреспондентом он в 1969 году повторил свой маршрут, пролетев 85 тысяч километров на борту самолета.

Три любви Глеба Травина

С первой супругой Верой Глеб Травин прожил более тридцати лет. В этом браке у него родилось четверо детей: Юрий и Валентин, Гертруда и Таисия.

– Я самый младший в семье, – уточняет Валентин Глебович. – С Юрием я не поддерживаю связь. Таисия живет на Камчатке, а вот с Гертрудой видимся часто. Она в Палкино переехала.

После смерти матери в 1952 году Валентин часто оставался дома один. Отец работал в конторе «Заготживсырье». На Чукотке и Камчатке занимался заготовкой оленины, пушнины. Соболей и песцов возил на продажу в Москву. Валя оставался на попечении квартирантов.

– Неожиданно я получил телеграмму: «Встречай. Папа. Мама», – вспоминает собеседник. – Очень удивился, а отец, оказывается, во время командировки в Ленинград женился. Супруга преподавала в педиатрическом институте. Вместе с отцом она прилетела на Камчатку, усыновила меня и увезла в Ленинград. Позднее я узнал, что у нее тоже был сын, которого отец признал своим. Однако у меня отношения с этой женщиной не сложились, и через полгода меня отправили в детдом. Оттуда я сбежал к сестрам отца, которые жили под Нижним Новгородом.

Однако счастье в новой семье продлилось недолго. Летом 1963 года Глеб Травин приехал в Псков.

– Здесь нас очень хорошо встречали, – вспоминает Валентин Глебович. – Отцу сразу дали благоустроенную квартиру на улице Яна Фабрициуса. Если не ошибаюсь, то это была плата за то, что отец перед уходом в армию сдал государству дом. С этого времени мы жили вместе. После армии я женился на девушке из соседнего дома, и наши пути с отцом навсегда разошлись. Знаю, что у него был третий официальный брак. Избранница Глеба на 28 лет моложе его…

Камчадал Валентин

По профессии Валентин Травин радиоинженер. Некоторое время служил в милиции, потом ушел на железную дорогу, где отработал 25 лет. Сейчас на пенсии. Любопытно, что в судьбе Валентина Глебовича тоже был «камчатский» период.

– В 1977 году в Пскове стояла страшная жара, поэтому вместо юга мы решили в Мурманск поехать, где у жены родня жила, – вспоминает Валентин Глебович. – Там я увидел залив, почувствовал запах моря, приливы и отливы. Стоял на берегу, и слезы катились. Я же все-таки камчадал! Зашел в местное УВД отмечаться, там меня и сагитировали переехать. Зарплату дали больше в два раза, квартиру сразу предоставили. Назад в Псков вернулся только в 1990 году. Разруха началась. Правда, нас она не сильно затронула, спасибо моей работе на железной дороге.

«Путь длиною два экватора»

Так назывался фильм, который о путешествии Глеба Травина в начале 70-х годов сняла группа псковских кинолюбителей.

– Тогда вся страна была увлечена кинолюбительством, – вспоминает Тинч Рязанов. – Я руководил кружком, который работал в псковском Доме строителей. Мы сняли несколько фильмов. Один из них был о Травине и длился 12 минут. Вместе со мной над фильмом работали еще трое ребят. Фильм рассказывал, конечно, о путешествии вдоль границ СССР и о том, как Глеб пропагандировал велосипедный спорт. В Москве на конкурсе любительских фильмов наша работа получила приз, а мы, как его создатели, две туристические путевки по Золотому кольцу. Но за путевки получили деньги, которые поделили на четверых. Позднее фрагменты из нашего фильма использовал в своем «Клубе кинопутешественников» Сенкевич. Сейчас оригинал фильма хранится в Псковском музее-заповеднике. Правда, без фонограммы. Из Москвы ее так и не вернули.

КСТАТИ:

Чтобы сохранить на морозе упругость шин, Травин подкачивал в них глицерин.

Полыньи Глеб преодолевал на Севере… вплавь. Температура соленой морской воды в Арктике зимой достигала при этом минус два градуса по Цельсию.

Похоронен Глеб Травин на Орлецовском кладбище в Пскове.

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

«Едет на железном олене, за железные рога держится, не к добру это!» – говорили о Глебе Травине шаманы в Арктике.

«С волосами ниже плеч, бородатый, со шрамами ознобов на лице, с негнущимися руками, едва переступая ногами, на которых сам обрезал обмороженные пальцы, Травин предстал в моем воображении живым Амундсеном» – так рассказывал о встрече с путешественником заведующий одной из факторий на восточном побережье Таймыра.

Ольга Григорьева

Кто заинтересовался - прочтите книгу:

Человек с железным оленем

Автор: Харитановский А.А.

Главная редакция географической литературы. Москва."Мысль", 1965

Повесть о забытом подвиге

В 1928-1931 гг. молодой житель Камчатки, электрик, спортсмен, командир запаса Г.Л. Травин совершил необычайное путешествие. Он проехал на велосипеде вдоль границ Советского Союза, включая и Арктическое побережье страны.

Путешествие по Арктике на столь необычном для нее виде транспорта потребовало огромного мужества, выдержки, силы воли я целеустремленности. С интересом и волнением следя за перипетиями этого удивительного маршрута, читатель знакомится с жизнью и обычаями народов Советского Союза, с картинами природы тех мест, где пролегал путь Г.Л. Травина, с изменениями, которые происходили в экономике и культуре страны.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

В ледяном склепе

ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ

Викторин Попов

НИКЧЕМНЫЙ ГЕРОЙ

 
(из книги "Юшар", ОГИЗ - Молодая гвардия, Москва, 1932)
Предисловие к электронной версии

Летом 1930 г. Попов находится в районе Карского моря, сотрудничает с архангельской газетой "Правда Севера", собирает материал для книги "Юшар". В книгу (1932 г.) включен рассказ "Никчемный герой", в котором излагается история пребывания Глеба Травина в селении Хабарово, недалеко от о.Вайгач.

В том же году в издательстве "Федерация" выходит более полный сборник Попова о жизни Севера, под названием "Люди Большой Земли". Рассказ о Травине немного переработан и теперь носит имя "Сухой олень". В 1934 г. сборник переиздается в составе книги "Снег и солнце". Все книги имеют значительный даже по сегодняшним меркам суммарный тираж - 30400 экземпляров.

Викторин Попов (1900-1949) - советский писатель, автор произведений о ходе социалистического строительства в СССР. Наиболее широко известны его совместные работы с беломорской сказительницей Марфой Крюковой (1876-1954), получившие неоднозначную оценку фольклористов и литературоведов: "Сказание о Ленине", "Слава Сталину будет вечная", "Чапай", "Поколен-борода и ясные соколы" и др.

1

Зимою в московской печати появилось странное сообщение с острова Вайгача: «Сегодня к нам прибыл путешествующий на велосипеде вокруг света турист Травин. Отсюда будет держать путь на Новую Землю, Ямал. Настроение бодрое».

Читатель был в крайнем недоумении. В Арктике?! На велисопеде?! Диким представлялось, чтобы человек мог пробираться много севернее полярного круга, во льдах, в метелях, в полном безлюдье да еще... в одиночку и на велосипеде!

Вайгач лежит под Новой Землей, образуя с ней Карские Ворота. Как и все протяжение северной кромки Ледовитого океана, от устья Печоры до Ямала, зимою он мертв, необитаем. Только у губы Долгой геройствует радиостанция, связанная с миром лишь радиоволнами, и кочуют по острову - сто километров вдоль и сорок поперек - пять самоедских чумов, промышляющих песца. Здесь дуют жесточайшие затяжные норды. Норд подхватывает и кружит неосторожного человека, как клок шерсти с оленя, он выворачивает железные фермы радиомачт, - тогда радисты объявляют тяжелый аврал. От жилого дома до радиорубки - три десятка шагов - надо добираться на вахту ползком, глубоко всаживая в снег нож и удерживаясь за рукоять, иначе сорвет с земли и унесет в метель, в полярную ночь - и смерть.

И вот, когда в Москве ртуть падала за двадцать пять ниже нуля, на Вайгач через тысячекилометровую безлюдность, к 70° сев. широты пришел человек на велосипеде!

В эту поездку к ненцам-самоедам у Юшара я случайно встретил молодого человека пышного здоровья, Глеба Леонтьевича Травина. Это был тот самый турист вокруг света - русский, из Пскова, - который на велосипеде шел по арктическому маршруту.

2

Югорский Шар зимою мертв. Льды, метели, туманы. Только на выходе в Карское море замкнуто живет юшарская радиостанция, и в становище Хабарове одиноко зимует госторговский пекарь Антон Иванович Зайцев со сторожем-самоедом. Радисты подслушивают в эфире новости, выстукивают радиограммы семьям, получают под новый год наилучшие пожелания. Зайцев со сторожем лишены и этой платонической связи с миром. Самоеды еще по осени откочевали со стадами под прикрытие лесов.

Изредка, спускаясь от Новой Земли, пробредет белый ошкуй (медведь), предпочитающий зимой сухопутный образ жизни, пробежит в погоне за пеструшкой не отличимый от снега пушистый песец. Ничто не нарушает полной оторванности. Заколоченные хабаровские избушки заносятся снегом по крышу, и лишь пекарня - дымом из трубы - свидетельствует и утверждает жизнь.

Зайцев зимует по договору с Госторгом. К летнему сезону он должен наготовить ржаных сухарей для самоедов всего востока Большой Земли. Кочевники придут из глубины тундры к Югорскому Шару сдавать фактории экспортную пушнину и получать в обмен продукты и товары. Запасаясь всем на несколько месяцев, самоед забирает хлеб, к которому привык лишь недавно, мешками сухарей.

Антону Ивановичу некогда раздумывать об одиночестве. Труд разгоняет полярную сонливость, сознание важности задания заставляет торопиться.

Ранним утром он вскакивает с печи, на теплом плацу которой - койка и нечто в роде письменного стола на поленьях дров - ставит свежую опару на старой закваске, перебирает сухари, заложенные в печь с вечера, и, когда опара поползет, начинает месить. Бывает, что приходится сперва выгребать из помещения снег, - пекарня дырявая, плохо проконопачена, и опара стынет. Вечером вынимает готовые хлебы, а тридцать вчерашних режет на кусочки — и в сушку. И так каждый день.

Сторож-самоед Павел и дряхл и неохоч на разговоры, прошамкает - не разобрать что. Антон Иванович, покончив с делами, усталый, лезет на печь, отрывает очередной листок самодельного календаря и ложится на оленью постель, чтобы поутру приняться за новую опару. В иные ночи, когда заунывной самоедской песнью воет метель и ветер с силой раскачивает податливые стены, задумывается Антон Иванович об Архангельске, об оставленной жене, детях.

Северная тундра не знает оседлости; единый закон движения: летом - на север, в морозы - к югу. Антон Иванович нарушил полярный закон, Антон Иванович понимал, что ранее полного незаходящего солнца не увидеть человека.

3

Это полярное одиночество неожиданно нарушилось. Шесть суток дул резкий нордовый ветер. Ступишь с крыльца - отнесет метров на десять.

В этот день Антон Иванович, как всегда, замесил тесто, помыл руки и только что присел к миске со щами, когда в пекарню влетел сторож Павел.

- Русак какой-то пришел! — закричал растерянно самоед. В дверях показался крупного сложения человек, без шапки, с длинными волосами, в странной одежде, сшитой из старого совика и похожей на водолазный костюм.

- Какой сегодня день? - спросил вошедший и, как мешок с отрубями, опустился на скамью.

Зайцев кинулся к календарю на печку.

- Тридцатое.

- По моему расчету - третье.

Пекарь опять к календарю, сорвал с гвоздем.

- Точно: тридцатое.

Спадающие на плечи и обтянутые лакированным ремешком смерзшиеся волосы странного гостя в тепле пекарни начали оттаивать.

- Кто вы будете? — спросил наконец пекарь, оправившись от первого изумления.

- Я - Травин, путешественник вокруг света на велосипеде.

- На велосипеде?!

- Помогите снять одежду, - не отвечая, попросил Травин. - Сейчас я с Печоры; переход ужасный, заблудился... Чувствую - отморозил ноги...

Костюм разрезали сухарным ножом, ноги опустили в ледяную воду; пальцы точно оказались обмороженными.

- На велосипеде! - не мог притти в себя пекарь.

- Внесите, пожалуйста, его; он у сеней, - попросил Травин.

Гостя уложили в постель, и в ту же минуту безмятежно, словно новорожденный, он заснул.

4

Ночь. За стенами посвистывает утихающий ветер. Травин промычал что-то во сне, полуоткрыл глаза на лампу, на бодрствовавшего пекаря. Травин сказал слово, и началась у них бессонница.

Около трех лет назад выехал он на велосипеде из Пскова на Ленинград, Вятку, Владивосток, Камчатку, через Японию, южной полосой вдоль китайской границы на Монголию, по Сибири, Туркестану, на Каспий, Кавказ, в Крым, на Украину, в Белоруссию, Карелию, Лапландию, оттуда на Архангельск, Пинегу, Вайгач и теперь вот в Хабарово.

- Вот, какие дела, - потирал руки обрадованный появлением человека пекарь.

- Метели, туманы... - начал рассказ Травин про поход с Печоры. - Продвигался не более пятнадцати километров в сутки. Пришлось выйти на лед и двигаться вблизи берега по компасу. У острова Песякова ушел на сорок километров в океан... Начала падать шерсть с одежды. Зароешься в снег, а она вмерзает клочьями. Перчатки обопрели, лепты свалялись, чувствую - мерзнут ноги. По льду ехать бы удобно, но все время метели, - ноги начали сдавать.

На двенадцатые сутки вышел на землю. У морского знака должен быть самоедский чум, - ни чума, ни знака. Сперва подумал, что попал на маленький островок Чаячий, но прошел по циклометру более десяти километров - и нет конца. Иду еще четверо суток. Если это тундра, то, по карте, я встретил бы речку, а если остров Песякова, то за четверо суток давно пересек бы. Часы стали. Сбился с круговых суток: день или ночь? По набою снега определяю, что я в океане; мелкой снеговой барханы, указывающей на близость берега, неприметно. Всюду равнина. Где я: на воде или на суше? Фанерной лопаткой, которой обычно разгребал снег для спанья, копал-копал, ни до чего не докопался. Повернул к югу...

- А питался-то как? - спросил пекарь.

- Два печенья утром, два вечером. А тут все вышло... Только шоколад. Останавливаться больше получаса не могу: замерзаю.

- Наконец немного туман разошелся, - продолжал Травин, поморщившись от боли в обмороженных пальцах, - смотрю, нето чум, нето морской знак.

Но вмиг все вновь затянуло густым молоком. Еще двое суток. Туман опять рассеялся. Замечаю бугор, приливную воду, но пролив не в два километра, как по масштабу между материком и островом Песякова, a самое большее один. Тащу велосипед через набивной снег, по воде. Что такое? Берег закругляется, как Варандей. Беру северо-восточное направление - вдруг следы нарт. Следы свежие, лишь чуть припорошены. Километров через десять нагнал самоеда. Тот испугался. Но потом предложил везти меня. Сесть - замерзнуть. Сложил велосипед на нарты, шагаю сам рядом...

- И дальше пойдешь? - серьезно спросил пекарь, пощипывая рыжие пучки «ягеля» на подбородке.

- Еще три года. Теперь через Ямал, по северу Азии, затем через Берингов пролив в Америку.

- Шесть лет, значит, - заметил пекарь. - Вот незадача!

- С деньгами и по шоссе каждый сумеет: а вот так, без всего, когда люди кормят... Я хочу доказать, что велосипед может быть использован в любых условиях. Кроме того я тренирую себя, ставлю рекорд выносливости.

- Это для кого же? - высказал сомнение Антон Иванович.

- Вообще... рекорд.

Зайцев понимающе прищурил глаз.

- Скажи, мил товарищ, - обратился вдруг, он к Травину, - а как же пятилетка в четыре года?

- То есть как?

- Да так. Шесть лет, говорю, прогуляешь, а пятилетка, значит, мимо носа?

Под утро разговор перешел на политические темы. Пекарь объяснял, что такое Генуя.

Травин захрапел. Антон Иванович долго всматривался в лицо занесенного полярным ветром сожителя.

5

Весной Югорский Шар оживает. Антон Иванович теперь каждый вечер бегал к дальнему мысу выглядывать горизонт: не дымится ли пароход, который наконец увезет его в Архангельск, к жене и к дочуркам.

Конец июля, начало августа - разгар заготовок. Агенты без сна, сбиваются с ног. Зайцев по суткам выпекает хлеба. Урожай песцов богатый, - хлеба и товаров нужно больше, чем предполагалось.

Лето коротко - спешка, суматоха. Некогда ставить вехи, где день, где ночь. Все заняты по горло. Солнце тоже не спит.

Только Травин не находит себе места. Вот уже несколько месяцев, как он в Хабарове. Создалась бытовая неловкость: ел и пил он с общего стола, а пая не вносил. Положение гостя не могло длиться без конца. Стали поговаривать о дармоедстве. Пальцы давно зажили, - следовательно, пора двигаться в путь. Людей занятых раздражало его безделье.

- Я путешествую принципиально без денег, - не раз с пафосом заявлял турист, - и обслуживаю себя собственным трудом.

Поначалу он принялся было расписывать вывески, но все понимали, что в Хабарове, где всего пять избушек, оживающих только на короткое лето, они ни к чему. Проезжих не бывает, самоеды неграмотны, - не для троих же русских эти вывески! Над входом в пекарню значилось: «Пекарня». Кому это нужно? Помогал фельдшерице перекладывать печь, но скорее из повышенного интереса к женщине, чем к печке. Шил пояса для самоедов, возился с мотором, прилаживал его к госторговской лодке, но все между прочим: никто его труду серьезного значения не придавал. Наконец он решил уехать, избрав направление Вайгач - Новая Земля.

На севере тундры не растет даже карликовая береза. Доска - богатый подарок. Травин выпросил у фактории несколько досок, сохраняемых, как особенная ценность, на случай ремонта пекарни, и приступил к сооружению лодки. Спустя две недели она была готова. С мачтой и парусом лодчонка, в которой можно было лишь сидеть, при чем ноги упирались в нос, а спина касалась кормы. Каждый из нас отказался бы плавать в такой скорлупе даже в пруду зоологического сада.

30 июля, с утра, разыгрался шторм. Из Карского по проливу гнало в Баренцово пловучие льды.

Травин чисто выбрился в дорогу и спустил лодку. Сколько ни дергал за обрывки веревок, паруса не слушались. Набежавшей волной лодчонку залило, и она беспомощно валялась на гальке, как намокший коробок от спичек. Травин вытряхнул ее и вновь сдвинул к воде. Все хабаровцы высыпали провожать. Гуртом вывалили из чумов самоеды, видевшие велосипед впервые. Неожиданность знакомства так поразила их воображение, что они прозвали травинский велосипед «сухим оленем». Они осматривали его, заглядывая снизу и сверху, сначала даже не без опаски. Потом любовно поглаживали металлический руль, и в самом деле в этой обстановке метелей и снегов похожий на рога молодого оленя. Они разинули рты, узнав, что «сухому оленю» совсем не нужно искать ягель и что на него не садится овод.

- Вот бы легкое житье пошло самоединам, если бы и олешек наших можно было не пастушить! - болтали старики, перемигиваясь друг с другом.

Понятно было их волнение, потому что лохматый человек, владелец столь чудесного «сухого зверя», уезжал навсегда.

С большим трудом Травин отошел от берега. Управляя левой рукой веревками, другой вычерпывая воду, лавировал меж льдин. Соленые брызги слепили глаза. Ветер усиливается, волны дыбились все выше и злее. Лодка то вовсе скрывалась, то, как блоха, выскакивала на гребень.

Самоеды, привыкшие ко всяким превратностям стихии, кричали от удивления: «Хо! Хо!»

- Какой герой! — воскликнула сентиментальная фельдшерица.

- Да, это не блин испечь, - соглашался Антон Иванович, прибежав в фартуке и с оголенными руками прямо от теста. - Только, извини, стыда во лбу нет. Чудаку работать бы... Чего зря кидаться!

В бинокль видели, как у мыса Травина со всем сооружением бросило на камни. Однако через полчаса он снова упрямо плыл.

На третий день на отливе нашли руль.

Позднее стало известно, что у бухты Варнека лодка затонула, но Травин успел выбраться на берег.

6

Турист Травин и пекарь Зайцев. Один - экзотический, другой неприметный, будничный.

Кокетливый лакированный ремешок на пушистых волосах, яркозеленая атласная повязка на рукаве: «Турист вокруг света Глеб Леонтьевич Травин», запас визитных и фотографических карточек, бешеный «героизм», рекорд выносливости.

У Зайцева - продранный пиджачок и мир в тяжелой зимовке, у печи; одна забота: сухари, сухари, сухари. Над мучным ларем самописный лозунг: «Даешь пятилетку в четыре года!»

Травин привык к роли бездельника-«героя». Зайцев в труде над сухарями видит свою пятилетку.

Нашей стране в период напряженной стройки милее и дороже ржаные сухари Антонов Ивановичей.

Электронная версия - плод труда и поисков Александра Лоханько и Евгения Акименко, март 2010.

ПУТЕШЕСТВЕННИК ГЛЕБ ТРАВИН: К 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ

28 апреля исполнилось 100 лет со дня рождения Глеба Леонтьевича Травина, интереснейшего человека, совершившего более 70-ти лет назад неповторимый велопереход в течение трех лет вдоль границ Советского Союза, включая Заполярье, то есть по замкнутому кругу, протяженностью в 85 тысяч километров. В одиночку, без запаса продовольствия, без рации, по неизвестному пути, возможно ли в такое поверить?
 
Родился Травин в 1902 г. в деревне Касьево Псковского уезда, в семье лесника. В 1913 г. семья Травиных переехала в Псков. Уже в детстве он очень полюбил природу. В юности Глеб организовал в Пскове клуб юных охотников-следопытов. Отец научил его находить еду и ночлег в лесу и в поле, питаться, по необходимости, сырым мясом. После того как в 1923 г. в Псков прибыл голландский велосипедист, объехавший почти всю Европу, задумал Травин совершить более длительное путешествие и в более сложных условиях. На подготовку ушло пять с половиной лет. За это время он наездил тысячи километров на велосипеде у себя на Псковщине, причем ездил в любую погоду и по любым дорогам.
 
Многому его научила служба в армии, он изучал географию, геодезию, зоологию, ботанику, фотодело и слесарное дело - словом все, что могло пригодиться для далекого путешествия и, конечно, закалял себя физически. После демобилизации из армии в 1927 г. отправился Травин с товарищами на далекую Камчатку, участвовал там в строительстве первой электростанции, работал электриком. Здесь и начались регулярные тренировки на японском велосипеде по нартовым дорожкам по льду Авачинской бухты, восхождения на сопки-вулканы.
 
Он углублялся по склонам хребтов в домну Камчатки и к побережью Великого океана, летом 1928 г. совершил велопоход из Петропавловска-Камчатского в Усть-Камчатск. Там было и форсирование рек, и преодоление высокогорной тундры. Одновременно готовил снаряжение к большому походу. Из Америки по спецзаказу он получил ярко-красный велосипед с белыми эмалевыми стрелами, оборудовал его двумя герметически закрывающимися сумками, которые могли служить пантонами.
 
К багажнику крепилась сумка с пайком "НЗ" - 7 фунтов прессованных галет и килограмм шоколада, там же фотоаппарат и зимняя одежда. По решению камчатского спортивного клуба "Динамо" Травин отправился 10 октября 1928 г. в агитационный велопробег, пароходом отплыл из Петропавловска-Камчатского во Владивосток, а дальше - на велосипеде. Глеб Леонтьевич установил строгий режим - двигаться при любой погоде независимо от состояния дорог, ежедневно по 8 часов. Питался 2 раза в сутки: утром и вечером, пил только во время еды, ночевал там, где застанет ночь, там и добывал пищу на ужин и на завтрак.
 
Травин проехал Дальний Восток, Сибирь, Среднюю Азию, Закавказье, Украину, Центральную и Северо-Западную часть России - 45 тысяч километров вдоль сухопутных границ немногим более чем за год. Всю арктическую часть границы вдоль Северного Ледовитого океана от Кольского полуострова до мыса Дежнева на Чукотке он преодолел на "железном олене", так назвали чукчи велосипед, и на охотничьих лыжах, - это 40 тысяч километров. Глеб Леонтьевич побывал в Мурманске и Архангельске, на островах Вайгач и Диксон, в селениях Хатанга, Русское Устье, Уэлен и других. Повсюду его встречали как героя.
 
Полным опасностей было это путешествие. Продвигаясь вдоль южных границ, ему пришлось встретиться с коброй, змеями, шакалами, с вараном длиной 2 метра, с тучами саранчи. Очень сложным был участок арктической трассы, его Г. Л. Травин прошел большей частью морем. На этом пути он часто ехал на лыжах по рыхлому снегу, лишь 8 % всего пути преодолел пароходом, на оленях и собаках. Он проваливался в полыньи, вмерзал в лед, попадал в снежные завалы и многие другие "переделки".
 
На льду Печорского моря был случай, когда он ночью вмерз в лед из-за образовавшейся трещины. Освободившись с трудом от ледяного плена и добравшись до ненецкого жилья, ему пришлось самому себе сделать операцию, спасая от гангрены обмороженные ноги. Женщины приняли его за черта, раз резал себя и не плакал.
 
В июле 1931 г. Травин прибыл в поселок Уэлен. Все население вышло встречать путника с невиданной двухколесной машиной. В честь перехода на велосипеде по Великому Арктическому пути молодежь установила на высоком берегу мыса Дежнева памятный знак - в чугунной станине закрепили снарядную гильзу с флагом. Чукчи вырезали на память спортсмену пластину из моржовой кости и вышили бисером нарукавники с надписью "Турист. Вокруг света на велосипеде. Глеб Леонтьевич Травин".
 
Оттуда он отправился к бухте Провидения, по льду добрался до китобойного парохода, на котором отплыл в Петропавловск-Камчатский. 24 октября 1931 г. Г. Л. Травин снова прибыл в Авачинскую бухту, закончилось беспримерное путешествие, полное опасностей, риска, приключений.
 
В паспорте-регистраторе путешественника содержится около 500 печатей и регистрационных отметок. Печати вытянутые, квадратные, круглые, эллипсообразные, всех цветов, например: "Временная организационная комиссия ненецкого округа", "Большеземельский кочевой самоедский совет", "Авамский родовой совет".
 
"Были ли минуты, когда я жалел, что отправился в это рискованное путешествие? Нет, не было. Была боль в ногах, был страх, что я не дойду до цели. Но все это забывалось перед красотой вмерзших в лед айсбергов. Эта красота наполняла меня и радостью, и силой".-вспоминал Глеб Леонтьевич.
 
Более 30 лет прожил Травин на Камчатке. Вернувшись из путешествия, тренировал велосипедистов, мотоциклистов и автомобилистов. В годы Великой Отечественной войны он командовал полком береговой обороны, после войны работал заместителем директора мореходного училища.
 
В 1962 г. Глеб Леонтьевич переехал в Псков, где прошла его юность и зародилась эта безумная мечта о путешествии. Здесь он прожил последние годы, умер в 1979 г.
 
Некоторые смельчаки в разные годы пытались частично пройти по пути Г. Л. Травина, но это были небольшие отрезки по сравнению с тем расстоянием, какое преодолел наш земляк.
 
В Псковском музее-заповеднике открыта выставка к 100-летию со дня рождения Г. Л. Травина, посетители могут увидеть этот уникальный велосипед, к которому старик якут сделал новый руль из ствола норвежской винтовки вместо треснувшего, охотничьи лыжи, винчестер, компас, паспорт-регистратор, другие вещи, которыми Травин пользовался в пути, а также фотографии, документы, рассказывающие о жизни этого удивительного человека.
 
© Т. И. БЫКОВА, сотрудник Псковского музея-заповедника


Источник: http://pravdapskov.ru/rubric/33/7919
Категория: Статьи о велосипедах | Добавил: тренажер2 (03.11.2011)
Просмотров: 3684 | Комментарии: 4 | Теги: путешествие по СССР, велосипед | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 4
0
4  
Мы публикуем очерк Вивиана Итина, который 75 лет был недоступен широкой публике.


Путешествие Г. Л. Травина по Ледовитому океану на велосипеде

Глеба Леонтьевича Травина называли чудаком, когда он в ноябре 1929 года отправился в путешествие по Ледовитому океану на велосипеде. За полтора года он проехал по арктическому льду и побережью сорок тысяч километров — от Кольского полуострова до мыса Дежнева на Чукотке. В его паспорте-регистраторе печатями удостоверено прибытие велосипедиста в 1929—1931 годах в Мурманск и Архангельск, на острова Вайгач и Диксон, в селения Хатанга, Русское Устье, Уэлен и другие.

Г. Л. Травин (1900—1979), путешественник

В документальной повести А. Харитановского «Человек с железным оленем» приводятся свидетельства очевидцев. Известный полярный летчик Герой Советского Союза Б. Г. Чухновский видел Травина у Новой Земли и на острове Диксон. Старейший русский гидрограф, руководитель Морской Карской экспедиции 30-х годов Н. И. Евгенов встречался с ним в бухте Варнек на Югорском Шаре. Командующий полярной авиацией М. И. Шевелев свидетельствует в этой книге, что летчики видели  велосипедиста в устье Енисея.

Наконец,  в Москве живет первый радист Чукотки — И. К. Дужкин, который недавно подтвердил прибытие Травина в Уэлен. В честь арктического велоперехода Травина комсомольцы Чукотки в июле 1931 года установили памятный знак на мысе Дежнева. Сейчас там стоит памятник, изготовленный на родине отважного путешественника— в Пскове.


Записал О. Чечин
1975г.

0
3  
Первым советскому читателю рассказал о Глебе Травине в 1935 году сибирский писатель, поэт и общественный деятель Вивиан Итин.

Очерк "Земля стала своей" был опубликован в литературном журнале "Сибирские огни" и вошел во второе издание его книги "Выход к морю". В 1938 году Вивиан Итин будет расстрелян, его произведения будут запрещены, а имя на десятки лет будет вычеркнуто из истории советской литературы.

Напуганные арестом писателя родственники Травина уничтожат практически весь архив невероятного похода... Глеб Травин умер в 1979 году во Пскове, всеми забытый и никому не нужный.

0
2  
Электрик из Петропавловска-Камчатского Глеб Травин в 1928-31 годах совершил путешествие длиной 85 000 км вдоль границ Советского Союза, включая арктическое побережье.

Спустя 28 лет страна узнала об этом благодаря документальной повести "Человек с железным оленем" камчатского корреспондента ТАСС Александра Харитановского. Повесть выдержала несколько переизданий. Вышедший на пенсию Травин становится символом туристов, его именем называют велосипедные клубы, приглашают на встречи с молодежью.

Журнал "Вокруг света" откликнулся двумя публикациями: рассказом Травина от первого лица, "Без скидок на время" (1975), и статьей режиссера Владлена Крючкина "Еще раз о "человеке с железным оленем"" (1984).

В 1981 году на киностудии "Центрнаучфильм" Крючкин снял документальный очерк о Травине. В псковском музее-заповеднике посетители могут увидеть велосипед, винчестер, паспорт-регистратор и другие вещи путешественника. Однако судьба "первооткрывателя" подвига Глеба Травина до сих пор была известна только историкам литературы.

0
1  

Глеб Травин: 85000 км на "железном олене"

В Псковском музее-заповеднике открыта выставка под названием "85 000 км на "железном олене", посвященной 75-летию подвига путешественника Глеба Травина.

75 лет назад завершился беспримерный в истории спорта агитационный велопробег нашего земляка Глеба Леонтьевича Травина. За 3 года он проехал 85 000 км вдоль границ Советского Союза, включая Великий Северный путь.

Глеб Леонтьевич Травин родился 28 апреля 1902 г. Отец – лесник, с детства научил его находить еду и ночлег в лесу и в поле, питаться по необходимости сырым мясом. После того, как в 1923 г. в Псков прибыл голландский велосипедист, объехавший всю Европу, Травин задумал совершить более длительное путешествие и в более сложных условиях. На подготовку ушло пять с половиной лет. За это время он наездил тысячи километров у себя на Псковщине, ездил в любую погоду и по любым дорогам, изучал все, что могло бы пригодиться для далекого путешествия.

В 1927 г. Г.Л.Травин отправился с товарищами на далекую Камчатку. Там начались регулярные тренировки на японском велосипеде по льду Авачинской бухты. Он углублялся по склонам хребтов в долину Камчатки и к побережью Великого океана, совершал восхождения на сопки – вулканы, усиленно готовился к длительному путешествию.

В свой знаменитый велопробег Г.Л.Травин отправился в 10 октября 1928 г. До Владивостока он доплыл пароходом, а далее по суше на американском велосипеде через Дальний восток, Сибирь, Среднюю Азию, Закавказье, Украину, Центральную и Северо-западную часть России – 45 тысяч километров вдоль сухопутных границ.

Всю арктическую часть границы вдоль Северного Ледовитого океана от Кольского полуострова до мыса Дежнева на Чукотке Травин преодолел на «железном олене» (велосипеде) и охотничьих лыжах – 40 тысяч километров. Глеб Леонтьевич побывал в Мурманске и Архангельске, на островах Вайгач и Диксон, в селениях Хатанга, Русское Устье, Уэлен и других. Повсюду его встречали как героя. Его путешествие было полно опасностей, риска и приключений.

Вернувшись из длительного путешествия на Камчатку, Травин тренировал велосипедистов, мотоциклистов и автомобилистов, продолжал заниматься спортом сам и вовлекал в спорт молодежь. В годы Великой Отечественной войны командовал полком береговой обороны, после войны работал заместителем начальника мореходного училища.

В1962 году Г.Л.Травин переехал в город Псков, в город своей юности, где зародилась мечта о небывалом путешествии.

На выставке в Псковском музее можно увидеть «железного оленя», паспорт-регистратор, в котором около 500 печатей и регистрационных отметок, свидетельствующих о продвижении велосипедиста, охотничьи лыжи. На которых он шел по рыхлому снегу, винчестер, нож, компас и другие экспонаты.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Яндекс.Метрика
Active-Price.Ru - спортивные товары - велосипеды, скейт и ролики, тренажеры, экипировка, одежда и обувь. Kids-Price.Ru - цены на детские товары, коляски, автомобильные детские кресла, одежду и обувь. Товары@Mail.ru Fishing-Price.Ru - рыболовные товары: спиннинги, снасти, удилища, катушки, эхолоты, GPS-навигаторы. велотренажеры,, kettler, Санкт-Петербург
Copyright Liga-1© 2017